04:26
У ДЕМОКРАТИИ НЕТ ВЫСШЕЙ ФОРМЫ

На недавней встрече с «представителями общественности» в Череповце президент Путин назвал предстоящее голосование по поправкам к Конституции «высшей формой демократии».

Это очень странное заявление, потому что у демократии нет ни высших, ни средних, ни низших форм, а есть только одна форма – сама демократия, построенная на вполне определённых принципах.

Ранжированием общественных институтов и социальных идей любил заниматься Маркс. Так, он говорил о «высшей фазе коммунистического общества», не описав при этом ни само это общество, ни механизмы его функционирования. Его последователь Ленин называл коммунизм «высшей ступенью развития социализма», объясняя одну туманность другой. Этой игрой в высокопарные слова занимаются тогда, когда предлагаемые идеи лишены содержания.

Из всех демократических институтов голосование, плебисцит, народное волеизъявление, на самом деле, меньше всего имеют отношение к демократии. Показательно, что этими инструментами охотно пользуются авторитарные режимы и диктатуры с целью создания видимости демократии. Они знают, что с помощью государственной пропаганды, с одной стороны, и манипулирования итогами голосования – с другой, они всегда смогут получить необходимый результат в виде «всенародной поддержки». Например, в тоталитарной советской системе регулярно, раз в 5 лет, проводились выборы в советский парламент – Верховный Совет, а также в местные Советы. Вот только выборы те были безальтернативными, с 1 кандидатом, а результат голосования неизменно составлял 99,9% голосов «за». Власть оказывала на людей политическое давление: к тому, кто с утра не пришёл на избирательный участок, на квартиру во второй половине дня заявлялись члены избиркома и начинали угрожать сообщением по месту работы о проявленной безответственности, что грозило служебными неприятностями, взысканиями, а то и увольнением. Состав всех этих Советов тщательно планировался и контролировался для того, чтобы точно отражать социальный срез советского общества: столько-то рабочих, столько-то крестьян, столько-то интеллигенции. Но в этом политическом спектакле не было никакого смысла, поскольку все решения в СССР принимали не Советы, а никем не избиравшиеся партийные органы, которые контролировали и Советы, и правоохранителей, и вообще всех чиновников.

В тоталитарной Германии 19 августа 1934 г. Гитлер провёл «народное голосование» по вопросу совмещения должностей президента и канцлера. Подготовка и проведение этого голосования сопровождались фашистским террором. По итогам голосования Гитлер стал верховным правителем и был провозглашён фюрером – лидером нации.

Через 4 года нацисты организовали в Австрии плебисцит по вопросу объединения с Германией, по итогам которого Австрия прекратила существование в качестве самостоятельного независимого государства. Этот плебисцит стал прологом к началу Второй мировой войны.

Так что само по себе голосование вовсе не является признаком демократии и уж тем более какой-то его высшей формой.

Демократия – о другом. Она прежде всего о защите индивида от произвола государства, власти. Преступник своими злодеяниями причиняет страдания и ущерб одному-двум, в худшем случае нескольким десяткам человек. Власть же своими действиями способна это сделать в отношении сотен тысяч и миллионов человек. Именно поэтому смысл демократического устройства власти состоит в том, чтобы ограничить её действия и возможный ущерб от них.

С этой целью демократия децентрализует власть и ставит её под контроль закона. Осуществляется это не за счёт благих призывов или запретов, а за счёт институтов. Важнейший из них – разделение властей на представительную (парламент), исполнительную (правительство) и судебную ветви. В этой конструкции все они уравновешивают, контролируют и сдерживают друг друга, что минимизирует случаи ошибок, нарушений и коррупции. Парламент определяет размер налогов и допустимый объём расходов, правительство определяет основные направления действий и реализует их, парламент осуществляет надзор, а суды выносят решения, руководствуясь конституцией и законами, а не указаниями исполнительной или представительной власти.

То, как эта система функционирует на практике, мы все смогли увидеть на примере только что завершившегося в США импичмента в отношении президента Трампа: палата представителей Конгресса обвинила президента в правонарушении, а сенат его оправдал. А вот в 1974 г. сенат не был готов оправдать президента Никсона в случае импичмента, что и заставило его тогда подать в отставку.

Другим важнейшим институтом, ограничивающим произвол власти, является политическая конкуренция - наличие реальной, а не прикормленной за казённый счёт оппозиции, которая готова сменить на очередных выборах действующую исполнительную и представительную власть, и которая способна предлагать и осуществлять альтернативный политический курс.

Ещё одним ключевым элементом демократической конструкции является свобода слова и печати, когда граждане и СМИ вправе критиковать действующую власть, выявлять её нарушения и добиваться её смены в ходе выборов.

В отличие от голосования ни один авторитарный режим или диктатура не терпят ни разделения властей, ни оппозиции, ни свободы слова, потому что все эти институты реально ограничивают власть и не дают ей возможностей для безнаказанных манипуляций и ничем не ограниченной пропаганды.

Все эти институты прописаны в нашей Конституции, но все они были разрушены за прошедшие 20 лет. Результатом стали затяжной экономический кризис, падение уровня жизни, растущие налоги и увеличение пенсионного возраста. Предложенные теперь поправки к Конституции усиливают централизацию власти и её бесконтрольность, что приведёт лишь к обострению социально-экономических проблем в будущем.

 

Просмотров: 78 | Добавил: avramenko | Рейтинг: 5.0/1
Хостинг от uCoz